Официальный партнер команды

Администрация Ярославской области

Предыдущий матч

Официальный партнер команды

Славнефть

Ближайшие матчи

Высшая лига "А". 9 тур

г. Ярославль. СОК "Атлант"

11 декабря 2021 года в 18.00

12 декабря 2021 года в 17.00

"Ярославич" - МГТУ (Москва)

Официальный партнер команды

ЯМЗ

Следующий матч

Безумный Гриша
05.12.2010   

Центральный блокирующий уфимской команды Григорий Афиногенов рассказал о будущем сопернике «Урала» – «Ярославиче», которого знает не понаслышке, а так же о своей карьере, в которой первые полгода в Уфе принесли немало интересного. А еще прокомментировал свой выбор в анкете игрока на нашем сайте volleyufa.ru и попробовал сравнить себя с однофамильцем - Безумным Максом.

ТРЕНЕР БЫЛ ПРАВ


- Два последних сезона я провел в «Ярославиче». Все задачи, которые были поставлены перед нами за это время, были выполнены. Поэтому никаких особых проблем у меня там не было. Ярославский клуб – с традициями, давно существует. Могу сказать, что у них есть определенный стиль, рисунок игры. Думаю что после очередного тщательного разбора действий соперника нашим тренерским штабом, будет ясно, какой план на матч предстоит.

- Сильно ли изменилась эта команда по сравнению с прошлым сезоном?

- Не очень. Ушел в Казань Максим Михайлов, зато переехал в Ярославль Семен Полтавский. Не могу сказать, насколько это удачная рокировка, так как времени со старта сезона прошло не так много. Но отмечу, что Михайлов, несмотря на свою молодость, очень хорошо знал игроков этой команды, был с ними сыгран, являлся ключевой фигурой и чувствовал себя очень уверенно на площадке. Для Полтавского этот коллектив – новый, многое будет зависеть от его адаптации. В любом случае, там есть, кому играть. Есть молодой перспективный диагональный Плужников. Есть стабильный во всех отношениях Янич. Плюс опытнейший Хамутцких, а так же молодой и талантливый Иванов. Прогрессирует Титич. Это – хорошая, добротная команда. С ними будет непросто.

- То есть совсем не показателен, например, матч этого сезона в Кемерово, где ярославцев попросту разгромили?

- Я всегда говорю и готов повторять, что в Суперлиге сейчас нет слабых команд. Каждый способен обыгрывать каждого. Любая команда, находящаяся внизу турнирной таблицы может выстрелить и обыграть любого лидера.

- Как прокомментируешь последнюю неудачу «Урала» дома – поражение от «Искры»?

- Все ребята у нас опытные, но пока чувствуется, что до конца не сыгрались. В любом случае, все заряжены на победу и полностью отдают себя и тренировочному процессу, и игровому. Считаю, что у команды хорошее взаимопонимание и с руководством, и с главным тренером. Возможно, есть доля невезения. Думаю, это заметили и болельщики. Будем надеяться, что неудачные результаты – это временное явление, и мы все вместе их преодолеем. Уверен, мы должны играть на более высоком уровне и чаще выигрывать.

- В том же матче во второй партии «Урал» вел в счете с преимуществом в пять очков, но умудрился упустить этот задел…

- Мы пересматривали встречу, разбирали наши ошибки и обдумывали, как такое вообще возможно. Отмечу, что это не в первый раз такое с нами происходит. Подобное можно было увидеть и в играх против казанского «Зенита». Ведем-ведем весь сет, а потом – бабах – и в концовке уступаем. Сложно сказать, с чем это связанно. Думаю, что тут дело больше в психологии. Возможно, просто не верим до конца в то, насколько мы сильны. Игра с московским «Динамо» дома подтвердила, что мы можем играть в хороший волейбол. Мне кажется на матч против «Искры» повлияло, в какой-то мере, и поражение в Новосибирске. Главное сейчас не унывать, одержать пару побед и уверенность вернется. Все встанет на свои места. Самое главное, что мы знаем над чем работать в первую очередь – это над игрой в концовках партий. До счета «двадцать» мы играем на равных с любым соперником – идем очко в очко, но проваливаемся в концовках. Вроде бы ничего не проигрываем, судя по статистике. Но ничего и не выигрываем. А соперник набирает очки в нужный момент и выигрывает сеты.

- И все же, на первый план в неудачах выходит недостача в сыгранности или психология?

- Тяжело, поменяв 90 процентов команды, сразу начать выигрывать – это понятно. Все, кто в волейбол играют или просто разбираются в нем, это прекрасно понимают. В нашей игре невозможно победить в одиночку. Это – сложный технико-тактический вид спорта, в котором без сыгранности – никак. Как говорится, один в поле не воин. Даже если какой-то конкретный игрок несет большую очковую нагрузку, то все остальные должны ему в этом помогать. Без этой помощи положительного результата быть просто не может.

- Как-то ты рассказывал историю, случившуюся на заре твоей карьеры, когда в бауманской спортшколе тренер честно сказал большой группе начинающих игроков, что только один-два из них попадут в большой спорт. Так и произошло?

- Действительно, так и случилось. Из тех, кто тогда был в группе, заиграли только я и нынешний игрок «Ярославича» Роман Архипов. Тренер был прав. Отмечу, что в Москве в спортивные школы собирались довольно-таки большие группы молодых и перспективных ребят.

- Во сколько лет начал тренироваться?

- Точно не помню, но довольно рано. Лет в семь или в восемь я уже занимался в волейбольной секции. Причем насильно туда меня никто не пихал. Тогда были довольно простые детские упражнения: мячик покидать, попрыгать, поперемещаться. Серьезные тренировки пошли, конечно, позже. Но начало было именно таким.

- Рост сыграл значение или что?

- Нет, не рост. Когда я попал в секцию волейбола, я не сильно выделялся среди сверстников. Где-то лет до четырнадцати я был довольно-таки маленьким. Начальное мое амплуа было и вовсе - связующий. Потом, когда я начал подрастать, из меня сделали диагонального. На юношеском чемпионате Европы я играл именно на этой позиции. А на следующем европейском первенстве я уже был центральным блокирующим. Окончательно мое место на площадке сформировалось только ближе к концу 90-х. Это был примерно 1997 год.

СТРИТБОЛ С БОЛЛОМ

- В анкете на нашем сайте ты сказал, что если бы не волейбол, то стал бы баскетболистом…

- Да, действительно, это так. Скорее всего, я бы занимался именно баскетболом. Мне очень нравится эта игра. Она динамичная, красивая. Постоянно смотрю матчи НБА. Болею за «Лос-Анджелес Лейкерс». Но выбор в итоге пал на волейбол, в виду того, что и мои родители очень-очень любили эту игру. И продолжают любить.

- В 90-е в НБА было модно болеть за «Чикаго Буллс»…

- В те времена я был рад даже просто увидеть баскетбол, потому что трансляции были единичные, а Интернет вошел в нашу жизнь только в этом десятилетии, начала нулевых годов. Раньше увидел какую-то трансляцию по телевизору – молодец, тебе повезло. А сейчас у меня стоит спутниковая тарелка, там «НБА ТВ», который я смотрю регулярно. Плей-офф 2010 года я, вообще, практически весь видел.

- Сейчас играешь в баскетбол?

- Да, если рядом есть кольцо, с удовольствием брошу в него мяч. Не скажу, что я умею играть в баскетбол. Но, тем не менее, мне очень близка эта игра по духу.

- Тем не менее, в городах, в которых тебе доводилось играть – Казани, Ярославле, Уфе - очень популярен именно хоккей…

- Очень хорошо отношусь к этой игре, но больше люблю смотреть ее по телевизору. Потому что на экране перед собой ты видишь повторы, улавливаешь нить встречи, смотришь внимательно какие-то моменты. Естественно, дух стадиона непередаваем. Там и эмоции, и настрой совершенно другой. Зато в телетрансляции ты хотя бы понимаешь, что за игрок с шайбой. Видно его номер, фамилию, в замедленном повторе можно последить за его действиями, оценить красоту его финтов, голов и передач. Вживую, я порой, просто не успеваю следить за хоккеистами. Раз-раз – и гол! И весь стадион уже на ногах. И непонятно как забил, что произошло.

- То есть на «Уфа-арене» ты еще не был?

- Пока нет. А вот в Казани на "Татнефть-арене" был. Как и в Ярославле на "Арене-2000". С удовольствием сходил бы в Уфе 24 декабря на матч «Салават Юлаев» - «Ак Барс».

- Кстати, фамилия у тебя тоже отчасти хоккейная – на виду в мире спорта уже давно Максим Афиногенов. Играл в Уфе и Денис Афиногенов. Не было ли у тебя в связи с этим курьезов?

- Действительно, мне очень приятно, что спортивная составляющая в нашей фамилии есть. Что люди в другом виде спорта добивались таких высот. Тот же Максим становился чемпионом мира, поиграл в НХЛ, да и сейчас на виду в России. В принципе, я тоже стараюсь держать марку фамилии Афиногенов – поучаствовал во многих волейбольных мероприятиях. Кстати, действительно, люди, которые спрашивают, а не родственник ли я хоккеисту, встречались.

- Может быть, с кем-то из представителей другого вида спорта более тесно общаешься?

- В Уфе – нет, так как времени свободного очень мало. Даже просто познакомиться. А вот в Казани да, бывало, пересекался с ребятами-баскетболистами из «УНИКСа». С хоккеистами жил в одном доме. Но все мы очень занятые люди и у всех есть семьи, на которые и уходит свободное время. Поэтому дальше приятельских отношений не заходило.

- То есть волейбольный круг общения значительно больше?

- Разумеется. Ведь совпадает и график, и режим, и интересы.

- Какой матч в своей карьере назовешь пока что самым запоминающимся?

- Наверное, когда мы играли в Казани финальную серию против московского «Динамо» весной 2007 года. Тогда мы были еще «Динамо-ТТГ». Довольно прилично проигрывали, уплывали в счете. А проиграй мы ту встречу, то все, заняли бы только второе место. Но мы смогли вырвать победу, а уже в следующей, решающей, встрече в Москве обыграли соперника довольно легко. Но именно та, четвертая встреча, проходила на безумных эмоциях и запомнится надолго. Естественно, запомнились и те игры, которые проходили в юношестве, молодости. Все победы в больших соревнованиях остаются таким пятном, которое не сотрется никогда.

- Сильно менялась игра за время твоей карьеры?

- Да, определенные изменения происходят. В какой-то мере меняется тактика, все прогрессирует, все движется вперед. Играется все интереснее. Волейбол становится все более динамичным видом спорта. Усложняются тактические схемы, все больше времени уделяется разборам игры соперника и построению своей. На помощь приходят какие-то технические моменты, связанные с тем же видео, например. Спорт становится более продвинутым, технологичным.

- Согласен ли ты с мнением, что волейбол в России – это одна большая семья?

- То, что семья – безусловно. Но откровенно признаться, не такая большая. Да, со стороны кому-то может и кажется, что в Суперлиге много команд, много волейболистов. А когда ты в этом кругу находишься всю свою сознательную жизнь, то уже всех знаешь. И поэтому теряет смысл вопрос «Как Вы себя чувствуете в новой команде?» при переезде в другой город. Если честно, то переходя из клуба в клуб, я не ощущаю никакого дискомфорта в плане того, что надо прижиться, найти какие-то контакты. За столько лет в волейболе мы уже настолько хорошо все друг друга знаем, что, в принципе, на адаптацию особого времени и не нужно.

- А когда ты переезжал в Уфу, имел представление о быте тут, о самом городе?

- Да, естественно. Бывал в столице Башкирии много-много раз. Я же в Суперлиге с 1998 года, а уфимская команда все это время была в высшем эшелоне волейбола. Поэтому этот город я отлично знаю. Сейчас узнал еще лучше. Но когда ехал сюда прекрасно представлял куда попаду и в какую команду. Могу отметить, что мой выбор именно на «Урал» пал в первую очередь из-за города и коллектива, подобравшегося тут. Считаю, что сочетание это очень удачное.

- Какие появились любимые места?

- Не хотелось бы «пиарить» кого-то. Но центр города – есть центр города. Большее время провожу именно там. Тот же любимый кинотеатр, любимый ресторан и любимые магазины находятся именно в центральной части города. Да и живу я в центре.

- Но твой дом, как ни крути, это – Москва?

- Безусловно. Я там родился, вырос. И, так или иначе, в этот город возвращаюсь и в итоге вернусь. Где родился, там и пригодился, так? Правильно ведь говорят. Конечно, спортсмены все в каком-то смысле как «перекати-поле». Мы меняем клубы, приспосабливаемся к другим городам, но есть место, куда тебе всегда хочется возвращаться. Для меня это – Москва.

- Почему Ллой Болл для тебя является и любимым волейболистом и любимым спортсменом?

- Когда я играл с ним вместе в Казани, имел возможность узнать его лучше. Мне импонирует отношение Ллоя к спорту. Он игрок, думающий на площадке. Для спортсмена, особенно для волейболиста, это очень важная составляющая. Плюс к этому он волейболист, выигравший все на свете. Ну и, конечно, просто хороший человек и семьянин. Может для многих служить примером для подражания. Конечно, все мы не без каких-то своих тараканов в голове, но у Болла их практически нет, а если они и есть, то не видны окружающим.

- Известно, что он не сразу стал волейболистом, поиграв и в тот же баскетбол…

- Да, я даже играл с ним в стритбол. Скажу, он и там силен. Говорят же, талантливый человек талантлив во всем. Это точно про Болла. Он основательно взялся за волейбол и применил свой талант в нем, к радости поклонников нашей игры. А если бы взялся за баскетбол, думаю, проявил бы свой талант там и радовал сейчас своей игрой любителей НБА.

ПОЛЕЗНЫЙ НАРКОТИК

- Почему твой любимый город Нью-Йорк?

- Честно говоря, был в нем всего один раз. Надеюсь, окажусь там еще. Любимым я его назвал, потому что по ритму жизни он напомнил мне Москву. Столько же быстро передвигающихся людей, все стремительно. В таком ритме лично я чувствую себя довольно комфортно. Еще, отметил бы, что Нью-Йорк, действительно, город, не похожий ни на один из городов мира. Там сосредоточилось все, что только можно. Все национальности, конфессии, мировоззрения, взгляды… Очень много интересного можно найти в этом мегаполисе. Плюс он очень красивый.

- А почему любимая страна – Сингапур?

- Меня поразила эта страна-город отношением тамошних людей к жизни. Там я был очень много раз и всегда видел идеальную чистоту, порядок, спокойствие. Если Нью-Йорк и Москва – это одна стихия. То для спокойной, комфортной, размеренной жизни идеально подходит Сингапур. Эта страна оставила отпечаток в моем сознании. Все-таки это восточное государство и там все совершенно по-другому: все стерильно, красиво. Если бы мне задали вопрос «Куда бы ты хотел возвращаться вновь и вновь», я бы не задумываясь отвечал, что в Сингапур.

- Как оказался там впервые?

- Абсолютно случайно. Мы просто делали пересадку, когда летели с Бали. Без визы в Сингапуре можно находиться 82 часа. И я вышел, посмотрел, погулял, впечатлился, а на следующий год целенаправленно туда вернулся.

- А что произошло интересного на отдыхе у тебя этим летом?

- Мы ехали на машине с друзьями из Нью-Йорка в Орландо вдоль океанского побережья. Расстояние – около двух тысяч миль. Мне было очень интересно посмотреть на быт американцев, на их обстановку, на страну.

- Каков вердикт?

- Все абсолютно не похоже на Россию. Это было, конечно, не путешествие Ильфа и Петрова через всю Америку. По правде говоря, мы просто ехали в Орландо. Друзья были с детьми, а там находится громадный комплекс, состоящий из нескольких парков по подобию Диснейленда. Взрослые не смогли отказать себе в удовольствии и тоже поучаствовать в этом. 

- Почему ты не взял дочку с собой?

- Алине у нас пока всего четыре годика. И мы с супругой решили, что для нее это будет достаточно тяжелое путешествие. Как только дочь подрастет и захочет сама, а я так понимаю, она захочет, то мы съездим с ней вместе.

- Расскажи про Алину…

- На вопрос «А ты ее тоже в спорт отдашь?» говорю честно, что не знаю. Она же еще маленькая. Заставлять не буду. Предоставлю свободу выбора: захочет – пойдет. Потому что сам я спорт выбрал по собственному желанию, меня никто не заставлял. Я сам пришел к родителям и спросил: «Можно я пойду в волейбольную секцию?». Ведь как это происходило? Пришел тренер в школу, посмотрел на нас. Выбрал троих ребят, которые чуть выше остальных буквально на пару сантиметров. Родители мне сказали: «Гриша, конечно, иди, волейбол – такая красивая игра». Надеюсь, дочка так же сама примет решение и найдет себя в этой жизни.

- Расскажи и про супругу Антонину…

- Она тоже раньше занималась волейболом. Она так же москвичка. Мы учились с ней в одном классе и в одной спортшколе. Достаточно длительное время. Там и познакомились классе в шестом. Так что свою супругу я знаю достаточно давно. Потом она с волейболом завязала и посвятила себя семье, ребенку и мне.

- Когда у тебя начался период смены клубов, она все время переезжала вместе с тобой?

- Да, везде жила со мной, кроме одного города – Калининграда. Для меня семья всегда на первом месте, поэтому, где я, там и супруга. Если в Уфе мы приезжаем и готовимся к очередной встрече неделю, соответственно, дома меня не бывает лишь пару дней, то когда я играл в «Динамо-Янтаре» ехать со мной из Москвы в Калининград ей не было никакого резона, так как там я практически всегда был в разъездах. Тем более, тамошний климат очень специфичный. По пять раз за день меняется погода. Ветер, дождь, солнце, снег – может быть все что угодно. Мне кажется там в этом плане даже хуже чем в Питере.

- Можно сказать, что, играя в Казани, ты добился своего, пока что, самого значимого успеха – стал чемпионом России…

- Чемпионом я стал в Казани, но всех остальных регалий я добился в «Искре». Могу сказать, что чемпионство не сравнимо абсолютно ни с чем. Золотая медаль в нашем волейбольном чемпионате очень дорогого стоит. Это какое-то такое чувство, которое хочется повторить вновь и вновь. Мне кажется, для людей, которые выигрывали даже по пять-шесть раз что-то, каждый новый выигрыш, как в первый раз. Это как положительный, полезный наркотик. Просто непередаваемое чувство. Ты будешь всю сознательную спортивную жизнь вновь к нему стремиться. Приходя в какой-то новый для себя клуб, я всегда выкладываюсь по максимуму и, даже если нет шансов завоевать золото, стараюсь как можно ближе к нему подобраться. Надеюсь, что в «Урале» смогу поэтапно достичь этих высот.

- Расскажи, как у тебя складывались дела со сборными России различных возрастов…

- Я был чемпионом Европы и мира на уровне молодежных команд. Был я так же и в составе сборной России, выступавшей в Мировой лиге, когда ее тренировал еще Владимир Кондра. Если быть совсем уж откровенным, то в основную команду я попал нездоровым – у меня был травмирован голеностоп. Далее я был на Универсиаде в Пекине, где мы взяли бронзовые медали, а потом на год у меня произошла смена амплуа. Ситуация в одинцовской «Искре» сложилась так, что сезон пришлось играть доигровщиком. Так что за свою карьеру я поиграл на всех позициях, кроме либеро. Вы можете себе представить, что это такое – когда никогда не играл на этом месте, никогда не принимал и вдруг выходишь? И мы ведь еще как-то умудрились занять пятое место в чемпионате со мной в роли доигровщика. Соответсвенно, с такими показателями в доигровке для сборной я уже не подходил, а возвращаться в роли центрального блокирующего было очень тяжело. Тем более, сразу бы это не получилось – приходилось проводить еще один сезон и доказывать, что я лучше других сборников. Соответственно, практически два года потерял. А национальная сборная таких моментов не терпит. Не ты, так кто-то другой. Конкуренция страшная.

- Если говорить объективно, шансы попасть туда еще есть?

- Сложный вопрос. Если тренер сборной меня захочет видеть, я никогда-никогда в жизни не откажусь. И не потому, что это престижно, а потому что сборная – это особый мир. Я никогда не смогу отказаться выступать за свою страну.

ДОВЛАТОВ БЛИЖЕ

- Чем тебя привлекают горные лыжи и спортинг?

- Насчет первого – я не увлекаюсь экстремальными горными лыжами. Мне ведь не хочется получить нелепую травму и раньше времени закончить свою карьеру. А просто на какой-нибудь спокойной горочке проехаться, отвлечься можно. Такой спортивный отдых доставляет огромное удовольствие. У меня и жена, и ребенок катается. Алина уже в четыре года стоит на лыжах. Что касается спортинга, то мне кажется, что каждый мальчик и мужчина должен уметь стрелять. В Уфе я и увлекся этим видом спорта. Хотя я раньше стрельбой занимался в школе из пневматического оружия. У меня даже был какой-то там диплом. Было это давно, но, видать, страсть осталась.

- Любимый фильм – «Начало»…

- Могу сразу сказать, что на фильмах я не зацикливаюсь, потому что вкусы с годами меняются. "НАчало" я написал в виду того, что это был на тот момент крайний фильм, который оставил какие-то впечатления. Действительно, говорят, что есть там тематика общая и с «Матрицей» и еще с какими-то подобными картинами. Но мне просто понравилось, как играли актеры, как было снято, да и вообще кино отличное. Дает хорошую энергетику.

- Вот это слово «энергетика», наверное, для твоей карьеры ключевое?

- На самом деле я уже игрок не двадцатилетний. В российском волейболе отыграл немало, опыт есть. Но всегда, от первого до последнего своего матча я считал, считаю, и буду считать: «Без эмоций играть невозможно». Лично я не могу. Если начинаю эмоции подавлять, мне сразу становится намного сложнее на площадке. Всегда должен присутствовать какой-то драйв, кураж. На них ты можешь достать невероятный мяч. Если ты будешь стараться это сделать по правилам и по технике, то получится вряд ли, а вот именно кураж, адреналин дает какие-то дополнительные силы, возможности. На тренировках такого себе позволить нельзя, потому что там мы делаем стабильно очень большое количество повторений и если и их делать на эмоциях, то, как батарейка, можно разрядиться и сесть. А вот волейбольный матч – это идеальное поле для выплеска эмоций. Думаю, здорово, что я продолжаю играть эмоционально. Ведь это говорит о том, что я не потерял вкус к победам, к игре, к стремлению добиться какого-то результата. Потому что эмоции – это спутники всех жизненных устремлений, особенно у спортсменов.

- Поговорим о книгах. Почему указал в анкете «Чемодан» Довлатова? Отличный выбор, кстати…

- Согласен. Раньше, к слову, я читал очень и очень много. Наверное, на метро потому что ездил. На самом деле и сейчас я читаю, но многим меньше. Так как определенное количество времени провожу за рулем. А в самолетах как-то все больше отдыхаю, слушаю музыку. Дома я редко читаю, потому что ребенок не дает мне шансов это сделать с железным аргументом: «Папа, пойдем играть!». Что касается Довлатова, то мне очень нравится этот автор. В его книге мне был очень близок момент про то, что люди в эпоху, когда подавляли все инакомыслие и диссидентство, не боялись что-то сказать. Мысли этих людей зачастую были очень содержательными. Очень интересно почитать, как складывалась жизнь у них. «Чемодан» - более автобиографическое произведение, поэтому мне по нраву. Хотя есть, конечно, и моменты, которые мне не нравятся.

- Какую книгу прочитал крайней?

- «Радио Мураками». Довольно-таки интересно, но Довлатов мне точно ближе.

СЕДЬМОЙ ИГРОК

- В 2007 году Алексей Казаков в интервью рассказывал мне, что на «Динамо» в Уфе зрители немного неправильно воспринимают волейбол. Многие приходят туда, как в театр. Сейчас можно говорить, что ситуация с того времени изменилась?

- Мне очень нравится поддержка в Уфе. На «Динамо» есть определенный сектор, где кричат фанаты. У них есть свои фирменные кричалки, перфомансы, барабаны и так далее. Понятно, что основная шумовая поддержка исходит от них. Ну а остальные болельщики, которые приходят на волейбол, просто очень терпимо относятся к игровым моментам. Уверен, что даже если они не кричат, внутри у них вулкан. Даже после двух проигранных дома встреч мы слышим слова поддержки от них и это очень приятно. Они говорят: «Все наладится, мы вас всегда поддержим, всегда будем приходить». Это, действительно, помогает в сложных ситуациях. Что бы не говорили, но на площадке стоят шесть человек. С болельщиками – их семь. Они - без преувеличений, седьмой игрок на паркете. Мы играем для себя, но для болельщиков - в первую очередь.

- И все же, ты за проявление эмоций на трибунах, как человек эмоциональный?

- Конечно. Считаю, что шумовая поддержка сильно влияет на соперника. Какими бы мы все профессионалами в волейболе не были, сколько бы лет не отыграли, все равно, когда ты чувствуешь, что зал очень здорово поддерживает соперника, ты получаешь дополнительное сопротивление. Мне очень приятно, что в «Урале» с большим вниманием относятся к болельщикам и берут их вместе с командой на выездные матчи. Та же поддержка в Новосибирске с их стороны – она была отличная. Их было слышно и это, действительно, была поддержка. Хоть мы и проиграли в очень сложной игре, мы подошли к ребятам и поапплодировали. Такое отношение с их стороны дорогого стоит, и мы его очень ценим.

- Что скажешь о чемпионате мира по волейболу, который второй раз подряд выиграли наши девушки? Ты смотрел финальную игру?

- Да, смотрел, девчонки - огромные умницы. Они смогли подтвердить свое звание, что дается сложнее. Было видно, что они уверены друг в друге и поэтому играли легко и красиво. Знать соперника недостаточно, нужно быть еще всегда уверенным в себе. Понравилось, что они не делали глупых ошибок. Играли стабильно весь чемпионат. С учетом того, что связующая там была очень молодая, для которой этот чемпионат, и вовсе, стал чуть ли не первым серьезным соревнованием в карьере. И то, что она нашла взаимодействие с такими опытными игроками, как Гамова и Соколова, говорит о том, что была проведенная большая работа внутри коллектива и, вообще, в женской сборной в целом.

- Что тогда не получается у мужчин?

- Сложно сказать. Ведь всегда легче говорить о победах, о тех, у кого получается. Я думаю, что все у сборной впереди. На чемпионате мира мы играли очень неплохо, и единственная ошибка привела к такому результату. Одного проигрыша от Сербии стало достаточно, чтобы вылететь за пределы медального результата. Хотя я в ребят верю, и уверен, что они могут добиться больших успехов. Наша сборная очень сильная. Думаю, работа над ошибками будет проведена очень серьезная, и впредь подобного мы не увидим.

- Мы второй раз подряд стали чемпионами мира в женском волейболе, но почему-то этот вид спорта у нас все равно не так популярен…

- Понимаешь, вот, например, футбол – это не вид спорта. Это – социальное явление. В Бразилии это и вовсе религия. В России же побеждает заинтересованность масс. На первые полосы выходят те виды спорта, где больше всего заинтересованных, получается так. Предположу, что в нашей стране большинство именно футбольных болельщиков. За ними идут хоккейные. Затем, возможно, баскетбольные. Волейбол, слава богу, занимает не последнее место. Хотя я, например, слышал, что в 30-е годы по статистике в СССР людей волейболом занималось больше, чем футболом.

- Но играют-то и, правда, у нас в волейбол немало людей в стране. Но почему не интересуются чемпионатом в должной мере?

- Все возможно в будущем. Сейчас многое решают деньги. Если люди захотят вложиться и популяризировать этот вид спорта, то они естественно это сделают. Если нет, то – нет. Тут уже от самих поклонников и фанатов волейбола ничего не будет зависеть. В той же Америке виды спорта - это просто настоящие гигантские шоу, на которых зарабатываются деньги. У нас это поставлено по-другому. Хотя не стоим на месте. Та же КХЛ появилась, тот же ВТБ. Обороты эти соревнования набирают, их немало показывают по телевизору. Я надеюсь, что популяризация волейбола пойдет прогрессивными темпами уже в ближайшее время. Очень много людей играют, любят, болеют, переживают за этот вид спорта. Могу привести в пример такой диалог. Вот я, допустим, общаюсь с кем-то.

Спрашивают: «Чем занимаешься?».

Отвечаю: «Играю в волейбол».

- О, классно, а я тоже в школе играл, мячик тыкал. А вас часто показывают по телевидению?

Говорю: «Нет».

И все, человек уже постепенно теряет интерес. Вот если бы показывали, транслировали, то интерес к персонам волейболистов был бы гораздо выше. Надо понимать, что мы ответственны и за молодежь. Очень приятно будет, если какой-нибудь шустрый парнишка вдруг увидит по телевизору классный волейбольный матч и скажет: «Блин, а я тоже так хочу играть». И пойдет в секцию стучать по такому красивому желто-синему мячику в свое удовольствие. Станет высоким, стройным, сильным.

Андрей ЛОПАТА

http://www.volleyufa.ru/?show=2752