Официальный партнер команды

Администрация Ярославской области

Предыдущий матч

Официальный партнер команды

Славнефть

On-line трансляция

Официальный партнер команды

Мэрия г.Ярославля

Алексей Гатин: «Собираю знания с миру по нитке»
03.06.2009   

Появление Алексея Гатина в Ярославле было бы сенсацией для всей российской суперлиги, когда бы в нашем клубе уже не играл Вадим Хамуцких. Поскольку тридцать шесть лет – это для доигровщика примерно столько же, сколько для связующего – сорок. Кроме того, из всех украинских волейболистов именно Гатин оказался самым таинственным приобретением клуба суперлиги. Интернет по запросу его фамилии выдавал жалкие десяток ссылок, причем восемь из них вели к «новости» о том, что наиболее опытного украинского легионера «подписал» «Ярославич». Что за аномалия?
– Может быть, – начал разговор сам Алексей, – дело в том, что практически вся моя карьера прошла за пределами русскоязычного пространства. В Луганске я начал заниматься задолго до наступления эры интернета, потом в Донецке, где базировался один из специализированных украинских волейбольных интернатов, я доиграл только до девяносто второго года. Именно тогда донецкий «Шахтер», за который выступал, в частности, игрок сборной СССР и СНГ Юрий Коровянский, стал чемпионом СНГ. Потом я уехал в Италию, в Равенну, где тогда играл Дмитрий Фомин, и в 19 лет начался зарубежный этап моей карьеры.
– Судя по тому, что он до сих пор не прекратился, этап довольно насыщенный…
– В основном я играл в Италии. После «Равенны» два года выступал за «Болонью», потом два года в Бразилии, потом снова в Италии в «Мачератте», потом год в Японии, два года в «Анконе», потом «Олимпиакос», испанская «Пальма-де-Майорка», снова Италия – команда «Таранта» и столичный клуб «Рим», потом два года Греции, и в нынешнем году я объявился в «Ярославиче»…
– Ничего себе, карьера… Вы, наверное, полиглот?
– По европейским меркам вряд ли. То есть по-итальянски объясняюсь свободно, в остальных странах меня выручал английский язык. Согласитесь, учить японский, если контракт подписан всего на год, – пустая трата времени.
– Насколько известно, вы – человек семейный. У вас – три дочери. Неужели они все путешествовали за вами по миру?
– Пока были маленькими – да, мы перемещались семьей. Когда им пришло время идти в школу, семья стала вести оседлый образ жизни – мой родной дом теперь в Ялте. А я продолжаю «кочевать». Увы, на Украине остались всего две-три команды, которые соответствуют европейскому уровню. А когда в национальном чемпионате три четверти матчей выигрываются «за явным преимуществом», трудно говорить о прогрессе отдельных игроков…
– По полугоду жить в отрыве от семьи довольно тяжело?
– Отчасти проще, чем несколько лет назад, – дочки взрослые, бытовых сложностей создают меньше. Конечно, и я, и моя семья прекрасно понимаем, что это работа, которая чаще нам диктует стиль жизни, чем мы ей.
– Наверное, в тридцать шесть лет уже поступают предложения о тренерской карьере?
– Не то чтобы предложения поступают… Умом-то я понимаю, что думать над этим нужно уже сейчас. Тем более что и образование у меня спортивное – я окончил Донецкий педагогический институт. Но все еще хочется играть. Поэтому – на все воля Божья.
– Если все-таки говорить о тренерской работе – это будет команда мастеров или уровень ДЮСШ?
– Команда мастеров. Детским тренером я не могу быть – очень уж давно сам постигал азы (а в спортивную школу я пришел десяти лет от роду) – и теперь просто не помню, как это делается. Говорят, что тренер должен первым делом убить в себе игрока. По моему мнению, это проще сделать тому человеку, который работает с уже состоявшимися волейболистами. Но опять-таки сегодня это просто предположения…
– Что заставляет вас продолжать играть в таком серьезном возрасте? Тем более что у доигровщика в волейболе – жизнь тяжелая.
– Наверное, желание учиться. Я даже думаю, что эти мои вояжи через весь мир – что в Японию, что в Бразилию – дали мне не меньше, чем игра в самом сильном на тот момент чемпионате Италии.
– Чему волейболист, уже поигравший в чемпионате Италии и Бразилии, может научиться у японцев, которых, говоря честно, в волейбольном смысле и невооруженным глазом не видно?
– Ну, не скажите… Я впервые оказался в ситуации, когда практически никто из игроков моего амплуа не уступает мне в скорости, а кое-кто даже и превосходит. Конечно, у японцев не все хорошо с габаритами, да и тактика довольно древняя, но в том, что они умеют делать, они – первые. Что еще раз убедило меня во мнении – учиться можно у всех.
– В «Ярославиче» ваше волейбольное образование продолжилось?
– Конечно. У Алексея Серикова можно учиться защищаться, у Вадима Хамуцких – видеть всю площадку разом и предугадывать ситуацию, у Григория Афиногенова – страховать себя после блока… Я вообще считаю, что в последние три-четыре года российский чемпионат стал одним из сильнейших на континенте (это я почувствовал, когда играл еще в Европе), и мне просто повезло, что я здесь сумел себя проявить. Другой вопрос, что на адаптацию в «Ярославиче» у меня ушло месяц-полтора, а сезон к тому времени уже набрал обороты. Наверное, если бы с командой я прошел всю предсезонную подготовку, мог бы внести более весомый вклад в общекомандное дело.
– А что значит «более весомый вклад»?
– Вообще задача перед нами стояла – занять место в восьмерке. Мы ее решили. Но если бы весь сезон провели, как несколько последних туров регулярного чемпионата, когда максимально сыгрались и когда вернулись в строй все травмированные, могли бы занять место повыше восьмого.

Анатолий КОНОНЕЦ

{kunena_discuss:2}

http://unost-yar.ru/index.php?page=text&text=10-21-154s