27.11.2020

Официальный партнер команды

Администрация Ярославской области

Предыдущий матч

Официальный партнер команды

Славнефть

Следующий тур

Высшая лига "А". 5 тур

г. Санкт-Петербург

5 декабря 2020 года в 14.30

"Автомобилист" - "Ярославич"

Официальный партнер команды

ЯМЗ

Сколько своих воспитанников в клубах волейбольной суперлиги, какие суммы на них тратят и какой доход можно получить?
30.10.2020   
Болельщику - Пресса

Исследование «БИЗНЕС Online Спорт».

Крутость клуба определяется не только победами и кубками, но ещё и развитием системы подготовки игроков. Каждая команда должна стремиться к тому, чтобы её регулярно пополняли сильные собственные воспитанники. И это не только вопрос имиджа. Воспитанники всегда лояльнее к клубу, чем легионеры и приглашённые спортсмены, плюс к ним с особыми чувствами относятся болельщики.

Мы перебрали биографии почти двух сотен волейболистов суперлиги, чтобы выяснить, в каких командах больше всего воспитанников, а где предпочитают обходиться только работой на трансферном рынке. Также мы расскажем, как клубы борются за перспективных молодых игроков и какие финансовые дивиденды приносят воспитанники.

Андрей Сурмачевский, Павел Тетюхин, Константин Абаев / фото: zenit-kazan.comlokovolley.com


КАК МЫ ОПРЕДЕЛЯЛИ ВОСПИТАННИКОВ

Вклад тренеров детско-юношеских школ в подготовку игроков переоценить невозможно – они находят талантливых ребят и закладывают им базовую технику. Но профессионалов из волейболистов всё-таки делают в клубах, в которые они, как правило, попадают в возрасте от 15 до 18 лет – специфика вида спорта, в который дети обычно приходят позже, чем в футбол или хоккей.

В 2019 году в российском волейболе появилось понятие «первичный клуб» (о нём позднее), а до этого нередко возникали ситуации, когда два клуба называли одного и того же игрока своим воспитанником, поскольку он менял команды в юношеском возрасте.

Проконсультировавшись с экспертами, мы задали следующие параметры. Игрок считается воспитанником клуба если: а) провёл в молодёжной системе клуба минимум два года, а затем дебютировал в нём в суперлиге; или б) провёл в системе клуба не меньше трёх лет, а затем сыграл в суперлиге в составе другой команды. При этом мы засчитываем клубам игроков до 20 лет, найденных в Беларуси и Украине и ставших россиянами – это достижения селекционных служб.

В этом сезоне из-за коронавируса мы узнали много новых фамилий, но в нашем исследовании для корректности мы учитывали только 13 - 15 игроков, которых клубы на своих официальных сайтах позиционируют как основных. Вот что из этого получилось.

Графика: Альберт Мифтахутдинов


У БЕЛГОРОДА 64% ВОСПИТАННИКОВ В СОСТАВЕ

Абсолютный лидер по числу воспитанников – «Белогорье». Минувшим летом клуб вернул домой опытных Игоря Колодинского, Дмитрия Ильиных и Никиту Ерёмина. Теперь они пытаются вытянуть команду из кризиса вместе с новым поколением воспитанников. Белгородцам не хватает разве что Максима Жигалова и Дениса Бирюкова – процент был бы ещё выше.

С трепетом к своим воспитанникам относятся и в Уфе. После прошлогоднего провала (12-е место) только они – Егор Феоктистов, Леонид Кузнецов, Евгений Рыбаков и Виктор Пивоваров – а также либеро Роман Брагин сохранили свои места в команде. В межсезонье к ним добавился еще и Ярослав Остраховский из фарм-клуба.

Егор Феоктистов и Евгений Рыбаков / фото: volleyufa.ru


«Нам необходимо становиться сильнее за счёт внутренних резервов. Сейчас не то время, чтобы ждать и получать большие деньги для финансирования, – отмечает президент уфимского клуба Валерий Багметов. – Да, такой ход может сказываться на результатах, так как молодость и мастерство – это несовместимые понятия. Но через пару лет данный подход даст результат и на долгие годы, а не на один сезон».

Пока местные воспитанники в основном выступают в «Урале» в качестве резервистов. И это правильно. Было бы странно при одинаковом уровне отдавать эти места приглашенным игрокам.

Действующий чемпион России - «Локомотив» - в последние годы образцово работает с молодёжью, используя для развития игроков все возможные инструменты. Например, нынешний основной связующий команды Константин Абаев на правах аренды поиграл два сезона в Европе, как и диагональный Кирилл Клец, который сейчас в «Енисее». В этом году игроки «Локо» Максим Сапожков и Максим Крескин отправлены набираться опыта в Болгарию. «Локомотив» летом объявил, что планирует омоложение состава и создание команды-династии из воспитанников клуба. Очевидно, что такая цель допускает некий спад в результатах, потому что молодые игроки нестабильны и неопытны.

Константин Абаев (слева) и Ильяс Куркаев / фото: Александр Лукин, lokovolley.com


Не все топ-клубы готовы рисковать результатами, поэтому крайне осторожно подпускают своих воспитанников к основному составу, порой предпочитая им опытных и проверенных бойцов. Например, казанский «Зенит» в последние годы отпустил в свободное плавание Максима Космина, Славомира Бярду и Дмитрия Шевлякова. Все трое блокирующих прошли через молодёжку и фарм-клуб Казани, но заиграли в суперлиге в других клубах.

«Факел» ещё совсем недавно был одним из лидеров суперлиги по своим воспитанникам, однако после ухода Ильи Власова, Ивана Яковлева и Егора Клюки их процент в составе упал. Особенность «Факела» в том, что он очень активно ищет молодые таланты в Беларуси. Клуб привёз в Россию Клюку и Дениса Богдана. В составе молодёжки есть ещё Вадим Юцевич.

Четыре своих воспитанника сейчас у «Самотлора», школа которого работает традиционно плодотворно. И в основном выступает донором – у клуба нет финансовых возможностей долго удерживать лучших воспитанников.

Главный тренер «Газпром-Югры» Рафаэль Хабибуллин во время карантина основной команды играл молодёжью и показал, что в системе клуба полно талантливых пацанов. Но официально в главной команде только Даниил Ворончихин, Александр Слободянюк и Александр Олейников. Возможно, уже в следующем году к ним добавится связующий Максим Кириллов.

Александр Олейников (либеро) и Александр Слободянюк (№21) / фото: gazprom-ugra.ru


У двух клубов суперлиги нет собственных воспитанников в текущих составах. Это вернувшийся в суперлигу оренбургский «Нефтяник» и петербургский «Зенит». Клуб из Северной столицы был основан в 2017 году. Тогда же «Автомобилист» стал фарм-клубом «Зенита» СПб, но пока никто из молодых игроков в основу не поднялся.

«ДИНАМО» И «ЛОКОМОТИВ» ДАЛИ СУПЕРЛИГЕ БОЛЬШЕ ВСЕГО ИГРОКОВ

Есть буквально несколько игроков, которые не подошли под заданные нами параметры. Например, блокирующий Виталий Дикарев приехал с Украины в молодёжку «Самотлора», провёл там сезон 2017/18, затем перешёл в молодёжку «Факела» (2018/19). Этим летом он вернулся в «Факел» из аренды в «Ярославиче». Мы не причисляем его ни к одному из клубов. Такая же ситуация с Алексеем Обмочаевым, который поиграл в башкирском «Нефтехимике» (2006/07), затем два года провёл в дубле казанского «Зенита» (2007 - 2009) и попал в суперлигу через аренду в «Динамо-Янтарь».

Графика: Альберт Мифтахутдинов


В целом сейчас в чемпионате России играет больше всего воспитанников московского «Динамо», что неудивительно, ведь клуб собирает у себя выпускников сильных столичных школ «Виктория» (СШОР № 73) и «Ника» (СДЮСШОР № 65).

Второй показатель у «Локомотива», школа которого в последние годы работает как конвейер. Причем ситуация должна лишь улучшаться, поскольку в Новосибирске вскоре заработает школа олимпийского резерва.

Держит марку «Белогорье», которое подготовило уже второго из рода Тетюхиных - сына легенды Павла Тетюхина. Правда, новые игроки масштаба национальной сборной России из Белгорода стали выходить реже.

Казань активизировалась в плане подготовки резерва после появления молодёжной лиги и создания команды «Зенит-УОР», вырастив для себя связующего-бэкапа Лорана Алекно и доигровщика Андрея Сурмачевского. Хорошие шансы в ближайшие годы стать игроком основы есть у либеро Ильи Фёдорова.

Андрей Сурмачевский / фото: Роман Кручинин, zenit-kazan.com


В своё время казанский клуб хотел заполучить 16-летнего Дмитрия Волкова, но он поехал в «Факел». А вот Виктор Полетаев, напротив, отказал «Факелу» и выбрал для развития систему «Зенита».

«Сына пригласили в «Факел». Он поехал на сборы в Анапу, но что-то ему там не понравилось – вернулся домой в Челябинск. На следующий год мы вместе поехали в Казань, где встретились с тренерами, руководством. Нам всё понравилось, и Виктор стал игроком «Зенита-Казань», – рассказывал нам отец волейболиста Евгений Полетаев. Но в Казани не решились сделать Виктора основным диагональным при наличии Максима Михайлова. В итоге Полетаев в 21 год ушёл в аренду в «Кузбасс», а затем полностью перешёл в кемеровский клуб.

«Изумруд» и «Ярославич» уже давно не выступают в элитном дивизионе, но их воспитанников в лиге по-прежнему много. Ярославль когда-то был базовым городом для молодёжной сборной России, которую возглавлял Сергей Шляпников.

Екатеринбург также остаётся крупным центром подготовки игроков. Есть мнение что прошедших школу Валерия Алфёрова и Владимира Бабакина уже ничего в волейболе не способно сломать. Оттуда вышли два либеро топ-клубов – Владимир Шишкин («Кузбасс») и Сергей Мелкозёров («Зенит» СПб). Целая «колония» воспитанников «Изумруда» сейчас собралась в Сургуте – Евгений Рукавишников, Кирилл Костыленко, Павел Ахаминов, Егор Якутин.

«Прикамье» дало российскому волейболу Дмитрия Ковалёва, Алексея Родичева, Романа Мартынюка и Сергея Никитина. Они сохраняют память о клубе, который из-за финансовых проблем исчез с волейбольной карты в 2017 году.

ВОСПИТАННИКИ ТЕПЕРЬ РЕГУЛЯРНО ПРИНОСЯТ ДЕНЬГИ…

Матч звёзд молодёжной лиги-2019 / фото: Александр Лукин, lokovolley.com


С сезона 2011/12 каждый участник чемпионата России обязан иметь команду молодёжной лиги – именно там волейболисты готовятся и дозревают для перехода во взрослый волейбол. Некоторые делают этот переход более плавным и достраивают еще одну ступень клубной инфраструктуры в виде команды высшей лиги А.

Фарм-клубы во втором по силе дивизионе есть у «Зенита-Казань», «Локомотива», «Урала» и «Зенита» СПб. У «Белогорья» и «Динамо» были в прошлом сезоне, но сейчас упразднены. Содержать три команды могут себе позволить немногие.

«Если ориентироваться на сухие цифры, то отказ от третьих команд объясним, ведь это расходы, которые в ближайшей перспективе не окупятся, – сказал в интервью «БИЗНЕС Online» генеральный директор «Локомотива» Роман Станиславов. – Подготовка игроков – это сложная и кропотливая работа. Но в будущем она может принести массу положительных моментов. Если клуб подготовил для себя игрока хорошего уровня, значит, не нужно переплачивать другим. Кроме того, со своим воспитанником всегда легче договориться, потому что он уже привязан к городу и, как правило, заинтересован остаться. Подготовка игрока, тем более для национальной сборной, – это имиджевый момент, реклама клуба. А с недавних пор воспитанники ещё и приносят доход».

Станиславов говорит о большой реформе 2019 года и введении терминов «именной взнос» и «первичный клуб». Большой текст на эту тему вы можете прочитать здесь. Если коротко, то клубы всех лиг ежегодно платят взнос за включение игрока в заявку на сезон. В суперлиге это 200 тыс рублей (240 – за игрока молодёжной сборной, 300 – за игрока национальной сборной). При этом первичный клуб получает компенсацию за каждого своего игрока, заявленного другим клубом. Она составляет 95% от именного взноса. 5% удерживает Всероссийская федерация волейбола (ВФВ).

Волейбольные клубы получили пожизненные права на игроков. Федерация будет на этом зарабатывать


Реформа могла быть гениальной, но в итоге вызвала волну недовольства, поскольку некоторые клубы несправедливо лишились десятков своих воспитанников. Всё дело в том, что федерация обнулила историю. Организация не стала разбираться, кому реально принадлежат права на игроков, а просто привязала их к текущим клубам.

Таким образом, первичным клубом воспитанника «Самотлора» Артёма Вольвича стал «Зенит-Казань», а выросший в Сургуте Игорь Кобзарь оказался навечно закреплён за «Кузбассом». Если Вольвич вдруг вернётся в Нижневартовск, то 285 тыс от его именного взноса отправятся в Казань. Получилось довольно странно. Поэтому многие клубы назвали эту реформу прихватизацией.

…НО СТРОИТЬ БИЗНЕС НА ПРОДАЖЕ ИГРОКОВ НЕРЕАЛЬНО

Тем не менее, реформа должна в дальнейшем принести пользу. Получение вечных гарантированных денежных выплат за своих воспитанников – отличная мотивация для клубов работать с молодёжью и в будущем компенсировать эти расходы.

При этом менеджеры клубов суперлиги в один голос отмечают, что превратить подготовку игроков в выгодный бизнес нереально, поскольку нет такого рынка, как в футболе или хоккее – игроков с действующими контрактами выкупают редко. Схема «купил подешевле – продал подороже» в волейболе не работает.

На продажах игроков в последние годы заработал разве что «Факел», благодаря хорошим компенсациям от «Зенита» СПб за Яковлева и Клюку. Блокирующего выкупили за 50 млн рублей, компенсация за доигровщика Клюку должна была составить 200 млн, но сумма была пересмотрена. Директор «Факела» Николай Капранов в июне в интервью нашему изданию сказал, что размер суммы – коммерческая тайна, но при этом «все стороны остались довольны».

Егор Клюка (№18) и Иван Яковлев (№9) / фото: Роман Кручинин, zenit-kazan.com


Более-менее выгодно инвестировать в молодёжь можно только при грамотном и профессиональном подходе к процессу подготовки, иначе это будут бессмысленные траты. По нашим данным, игрок молодёжной лиги обходится клубам примерно в 1 млн рублей в год. Сюда входит проживание, питание, транспортные расходы и зарплата в 15 - 30 тыс рублей в месяц. Особо талантливые игроки могут зарабатывать и чуть больше.

Обычно клубы в присутствии родителей подписывают с несовершеннолетними игроками 5-летние контракты – максимально возможный по законодательству срок. Бывают случаи, когда клуб несколько лет вкладывается в юного игрока, а тот после завершения «детского контракта» уходит в другую команду.

Первичное лицензирование волейболиста стоит всего 10 тыс рублей плюс 10 тыс именной взнос игрока в молодёжной лиге. Для топ-клубов это смешные деньги. Они могут позволить себе лицензировать всех самых перспективных юношей страны.

«Топ-клубы работают очень агрессивно и ещё на уровне младшего возраста буквально «выкашивают» всех ребят с перспективными антропометрическими данными», – отмечает директор «Самотлора» Алексей Березин.

КЛУБЫ ИНОГДА ТРАТЯТСЯ НА ПОДЪЕМНЫЕ РОДИТЕЛЯМ

Случаев, когда игрок пошёл в ДЮСШ и попал в профессиональный клуб в родном городе очень мало. Обычно либо родители ищут для своих детей хорошие варианты развития, либо селекционеры убеждают их отдать юношу в тот или иной клуб. В качестве селекционеров могут выступать детские тренеры, менеджеры и наставники молодёжных команд, но в топовых клубах есть и штатные скауты.

«Мы уже много лет сотрудничаем с Геннадием Петровичем Задворновым, – рассказывает Станиславов. – Это очень опытный тренер, который представляет наш клуб при переговорах с детскими тренерами, юными игроками и их родителями. Очень довольны его работой. У этого специалиста безупречная репутация. Отчасти потому, что все обещания, которые он даёт – выполняются. Сейчас у нас уже есть определённая репутация – родители сами звонят, потому что знают, что мы своих воспитанников не бросаем».

Для родителя обычно важно, чтобы у ребёнка был сильный тренер, отличные бытовые условия и хорошее образование. Клубы, которые выполняют все эти требования – имеют спортивные интернаты, сотрудничают со школами или училищами олимпийского резерва – получают большое преимущество. Географическое положение города, разумеется, тоже имеет важнейшее значение – мало кто хочет отправлять своё чадо в суровые края.

Роман Пакшин / фото: Данил Айкин, kuzbass-volley.ru


«Из тех, кто прошёл нашу школу, можно отметить Кречетова и Пакшина. В молодежке есть талантливые ребята, но в целом нам сложно конкурировать за перспективных игроков с крупными сибирскими центрами – Новосибирском и Красноярском, – рассказывал в интервью «БИЗНЕС Online» исполнительный директор «Кузбасса» Сергей Ломако. – Когда родители выбирают школу для своих детей, они чаще предпочитают эти города. С европейской части России забрать кого-то к себе ещё сложнее».

Иногда бывают моменты, когда два клуба нацеливаются на одного очень талантливого юного игрока и тогда начинается настоящий аукцион. По регламенту ВФВ, «при переходе волейболиста из спортшколы, клубом в её адрес выплачивается компенсация в размере 50 тыс рублей, до 75% от которой может быть обращено на выплату личному тренеру игрока». На деле клубы могут потратить на молодых игроков сотни тысяч рублей, но в серую – для лояльности тренера, руководителя спортшколы или в качестве подъемных для родителей.

В целом официальная компенсация детским тренерам выглядят смехотворной – их воспитанники почти сразу же могут заработать такие же деньги в молодёжной лиге. Некоторые клубы в своих регионах пытаются дополнительно мотивировать детских тренеров.

Например, «Зенит-Казань» ввёл в Татарстане систему грантов. Первый детский тренер при зачислении его ученика в «Зенит-УОР» получает 70 тыс рублей, при переходе игрока в «Академию» – еще 50 тыс рублей, при переходе в «Зенит-Казань» – еще 25 тыс рублей. Финансовые вознаграждения предусмотрены и для тренеров молодёжки и фарм-клуба. Всего грант на одного игрока составляет 500 тыс рублей. Кроме того, появилась программа повышения квалификации тренеров на базе Поволжской академии спорта.

В целом оценить уровень подготовки в российском волейболе можно по результатам молодёжных сборных. Команда U-19 играла в двух последних финалах чемпионата мира (2017, 2019), сборная U-20 – чемпион Европы (2018, 2020). Не всегда талантливая молодёжь получает шансы в клубах суперлиги, но это уже совсем другая история.

https://sport.business-gazeta.ru/article/259626